Подложный документ в судебно процессе

 Последние Новости
  • /
  • /
  • Подложный документ администрации Пензы в судебном процессе по иску Шевченко
  • Подложный документ администрации Пензы в судебном процессе по иску Шевченко

    Подложный документ администрации Пензы в судебном процессе по иску Шевченко
    Февраль 21
    20:112020
    Версия для печати
    📁Расследования

    Yandex - район

    18 февраля 2020 года около 10 часов утра, жители дома № 16Е по улице Максима Горького стали свидетелями и жертвами наглого чиновничьего произвола, перед которым меркнуть все рассказы о «лихих девяностых».

    Конечно, всё происходившее в то утро на улице Максима Горького представляет собой какое-то безумие. Но и у безумия есть своя логика. И, кажется, мы можем её нащупать.

    Сотрудники Администрации вели себя в этот памятный день смело, вызывающе, нагло. Но откуда же взялись их запасы храбрости? Тут поневоле вспоминаешь слова одного из героев Е.Л. Шварца:

    «От страха он стал смелым». А бояться господам из Администрации было чего.

    Предыстория событий такова: с начала 2000-х годов между администрацией города Пензой и семьёй Шевченко, проживающей в доме № 16Е, идёт борьба за собственность на дом и прилегающую территорию.

    Семья, благополучно проживающая здесь с 1971 года, по закону имеет полное право на приватизацию дома и земли. Но чиновники явно положили глаз на земельный участок, располагающийся в центральной части города.

    В 2002 году семья Шевченко уже судилась с Администрацией, и Ленинский суд обязал её заключить с семьёй договор о приватизации. Вместо того, чтобы выполнить решение суда, чиновники сначала всячески оттягивали заключение договора, затем, тайком от всех членов семьи Шевченко, использую подложные документы, в 2018 году добились иного решения в том же Ленинском суде.

    При этом представителю Администрации удалось обмануть судью, вручив ему подложные документы, согласно которым, дом был признан ветхим и подлежал сносу, а жильцы – расселению. Обо всём этом мы подробнее скажем немного позже.

    Семья Шевченко не согласилась с заочным решением суда и довела дело до пересмотра в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.

    Само собой разумеется, что на время судебных разбирательств все исполнительные действия по заочному решению Ленинского суда были приостановлены. Никто не имел права даже прикасаться к имуществу семьи Шевченко на территории земельного участка, прилегающей к дому территории.

    В тот самый день, когда на улице Горького чиновные бандиты срезали ограду с закреплённой за домом № 16Е территории, должно было состояться очередное судебное заседание, по вопросу о том, насколько правомерен был отказ семье Шевченко в приватизации их жилья (а заодно и земельного участка, рядом с домом).

    И на этом суде Администрация рисковала оказаться (и, в конце концов, оказалась) в весьма щекотливой ситуации.

    Дело в том, что градоначальники Пензы, как уже было сказано, потчевали Ленинский суд подложными документами.

    На заседании, которое проходило перед этим, судья Т.В. Черненок, огласила предоставленный по запросу суда весьма сомнительную копию документа, неизвестно откуда взявшегося (по версии суда он пришёл по электронной почте, но была ли при этом электронная подпись – неизвестно).

    Документ был озаглавлен: «Заключение о признании жилого помещения пригодным (непригодным) для постоянного проживания», и говорилось в нём, что межведомственная комиссия приняла решение признать дом № 16 по ул. Максима Горького аварийным и подлежащим сносу.

    Представители Администрации уверяли, что д. № 16 – это и есть дом № 16Е, поскольку других домов с таким номером уже не осталось, так как дома №№ 16, 16А и другие, уже были снесены.

    К документу прилагался «Акт Обследования технического состояния» дома, почему-то находящегося по адресу ул. М. Горького д. № 16А (ныне не существующего). И «Заключение», и «Акт» относились к разным зданиям, к тому же представляли собой то ли распечатки, то ли ксерокопии, не прошитые и не с пронумерованными страницами.

    Ясное дело, что Л.Г. Шевченко и её представители, стали возражать против приобщения документа к материалам дела и нашла понимание у судьи Т.В. Черненок.

    И вот на 18 февраля 2020 года было назначено заседание суда, на котором Администрация города должна была предоставить «Оригиналы» и «Заключения», и «Акта». Это должно было стать моментом истины.

    Выкрутиться из этой, мягко говоря, двусмысленной ситуации, чиновники могли только одним способом: добившись, чтобы Лидия Григорьевна не пришла в суд, либо, чтобы судебное заседание отложили.

    В сущности, Администрация действовала методом, который в среде блатных называется «взять на понт», или, говоря общегражданским языком, путём запугивания.

    Время для «НАЛЕТА» с захватом металлического забора было выбрано удачно, манёвр был смелым и неожиданным, а торчавший неподвижной каланчой полицейский, создавал иллюзию полной безнаказанности. Так что представители Администрации имели кое-какие шансы на успех.

     

    Забегая вперёд, скажем, что они просчитались. Хозяев дома запугать всё-таки не удалось. Их не впечатлил этот жест смелости и отчаяния. Суд состоялся, Лидия Григорьевна пришла в этот день на заседание.

    И, более того, именно в это день был вскрыт тот самый подлог документов, о котором мы говорили.

    Суть подлога состояла в том, что «Заключение о признании жилого помещения пригодным (непригодным) для постоянного проживания» от 28 ноября 2008 года с входящим номером «131», было взято из дела по расселению ныне не существующего дома № 16А по той же улице Максима Горького.

    Видимо, чиновники из Администрации решили, что никто не будет разбираться, откуда взялся этот документ. Однако выяснилось, что и дата, и входящий номер документа, который пытались вручить суду чиновники из Администрации, полностью совпадали с документом, который находился в деле о расселении семьи Красновых, проживавших когда-то в доме № 16А.

    Решение по этому делу было принято всё тем же Ленинским судом в июне 2011 года (судья Селиверстов).

    Даже видавший виды Ленинский суд был шокирован такой наглостью: расселённый и снесённый дом, находившийся по адресу «ул. Максима Горького, дом № 16А» пытались выдать за дом № 16Е.

    Если внимательно присмотреться к тексту «Заключения», то станет видно, что везде, где указывается адрес дома, после его номера шёл особенно широкий пробел, что само по себе наводило на мысль об использовании фотошопа.

    В ходе заседания, судья громко возмущалась тем, что перед ней лежали два идентичных документа, с одним входящим номером, от одной даты, но в одном указан номер дома «16», в другом «16А».

    К тому же, выяснилось, что в распоряжении Администрации нет договоров социального найма.

    Дело чиновников в суде с этого мгновения стали совершенно безнадёжным, и, на следующий день, 19 февраля 2020 года, суд вынес определение в пользу семьи Шевченко. Это была ещё не полная победа, но важный шаг к ней.

    Но вернёмся к событиям 18 февраля 2020 года. Утром к дому подъехали две сотрудницы Администрации в сопровождении небольшой монтажной бригады, которая безо всяких объяснений, начала срезать при помощи газовой горелки металлический забор, возведённый на территории, прикреплённой к дому № 16Е, возведённый на деньги семьи Шевченко, и являющийся частной собственностью.

    Когда жительница дома Лидия Григорьевна Шевченко попыталась узнать, на каком основании творится этот беспредел, ей предъявили какой-то невнятный документ, озаглавленный «Приказ», где указывался адрес ул. Горького, д. 16А!

    Лидия Григорьевна, попыталась остановить произвол, и заявила двум начальницам, что их действия незаконны.

    Свои требования она подкрепила документами с планами межевания земельных участков. На этих планах ясно было видно, что ограда находится на территории земельного участка, прикреплённого к дому № 16Е.

    Но обе чиновницы остались непреклонны. Они заявили, что их задача уничтожить ограду рядом с домом 16А, а всё остальное их не интересует.

    Примерно с такими же основаниями они могли срезать перила с подвесного моста, который также находится неподалёку.

    Так два работника с газовой горелкой продолжали методично уничтожать металлическое заграждение. При этом металлоконструкции, являющиеся собственностью семьи Шевченко, грузили в газель [ Н 181МК 58 RUS ], а когда дело кончилось, вывезли в неизвестном направлении.

    Таким образом, жители дома стали жертвой чиновничьего произвола, совершённого с особым цинизмом, среди бела дня. Они не просто бесчинствовали, они глумились, причём не только над жителями дома, но и над законом, и над нашими правами, которые в любой момент могут быт нарушены, если кому-нибудь из «сильных мира сего» приглянется то, что по праву принадлежит каждому из нас.

    Спрашивается, куда же в это время смотрела полиция?

    А это особая статья. Дело в том, что всё время, когда происходил так называемый «НАЛЕТ», точную квалификацию определят компетентные органы, рядом с чиновницами из администрации, переминаясь с ноги на ногу стоял участковый полицейский (нам удалось узнать его имя, это был Руслан Юскаев).

    Кстати говоря остается под большим вопросом как он там оказался. На вопрос кто его вызвал и зачем, участковый Р. Юскаев ничего не ответил. Так же надо отметить, что со стороны семьи Л.Г. Шевченко, его никто не вызывал.

    Когда жильцы дома и правозащитники обращались к нему, и требовали, чтобы он пресёк незаконные действия зарвавшихся чинуш и предъявляли ему описание земельных участков с планами межевания, он только с ленивым видом, предлагал обратиться в полицию с заявлением.

    А когда его спрашивали, что он вообще здесь делает, если у него и в мыслях не было, исполнять свои служебные обязанности, он отвечал, что следит за порядком. Проще говоря, страж правопорядка попросту молча бездействовал.

    И эта роль полицейского придавало всей картине какой-то особый гротеск, превращая реальность в кошмарный сюрреалистичный сон в духе Сальвадора Дали.

    Кстати, в ночь с 18 на 19 февраля в квартиру, где проживает семья Шевченко, пытались проникнуть злоумышленники. Есть ли причинно-следственные связи между покушением на преступление во мраке ночи, и разбоем, совершённым днём, нам доподлинно неизвестно. Но как-то слабо верится в такие совпадения. Не исключено, что это было продолжением политики запугивания.

    В настоящее время, Лидией Григорьевной Шевченко были поданы заявление в полицию по поводу незаконного уничтожения металлического заграждения чиновниками из Администрации г. Пензы и заявление в УСБ МВД по Пензенской области по поводу поведения участкового, отказавшегося пресечь незаконные действия зарвавшихся чинуш.

    Youtube The Politics

    Поделиться:
    Информация об Авторе
    Подложный документ администрации Пензы в судебном процессе по иску Шевченко
    Кирилл Орлов

    Соучредитель и главный редактор медиа-проекта The Politics.

    Комментарии
    Комментарии отключены